новости разведки

новости генетика

тема недели

интересное о предках

новое о динозаврах

ботаника

статьи Соколова Д.Б.

зоология

юриспруденция

биографии великие

словарь терминов

Юмор

каталог сайтов

друзья

новости сайта

награды сайта

биннеры сайта

об авторе

 

 

Тех Комфорт предлагает в магазине мебель для ванн нагатинская

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

РАК - болезнь вездесущая и очень древняя. Опухоль находили еще у ископаемых ящеров, а медики, отмечавшие сходство между внешним видом опухоли и речным раком или морским крабом, пробовали лечить больных в добиблейские времена.

В настоящее время рак в "табеле о рангах убийц" человечества прочно занимает 2-е место. Кажется, о нем все должно быть известно доподлинно, но это не так. Кроме трудностей своевременной диагностики и эффективности лечения, есть и другие: до сих пор не понятно основное - биологическая суть заболевания, не ясен субъект, с которым, собственно, и ведется столь беспощадная и чрезвычайно дорогостоящая война.

Ни в коей мере не претендуя на разгадку природы новообразования, хочу поделиться тем, что увидел и что пришлось узнать, исследуя десятилетиями морфологию злокачественных опухолей. Общее количество изученных "объектов" сегодня уже невозможно сосчитать - их многие тысячи.

OMNIS CELLULA E CELLULAE

Живой организм состоит из клеток (иногда - из одной), которые имеют все необходимое, во-первых, для точного воспроизводства и, во-вторых, для выполнения различных функций. Клетка поддерживает постоянство внутриклеточной среды, дышит, вырабатывает энергию, поставляет строительный материал и различные жизненно необходимые для себя и для всего организма химические вещества (ферменты, гормоны, продукты внешней секреции); она сокращается (мышечная клетка), выполняет функцию коммуникации, анализа и хранения информации и т.д.

Вновь появившаяся в результате деления клетка-"младенец" не способна к "профессиональной деятельности", она должна созреть до рабочего состояния, т.е. дифференцироваться. Наоборот, "пожилая", узко специализированная клетка-"профессионал" уже не делится. Размножающаяся "молодежь" в определенный момент, как будто по чьей-то команде, прекращает делиться и начинает дифференцироваться. При этом соотношение незрелых делящихся и зрелых рабочих клеток жестко регулируется организмом, также как и общее их количество в органе и ткани. Сверхзадача регуляции: ни одной лишней клетки!

Однако в жизни организма наступает время (чаще - в конце жизни), когда что-то в механизме ломается. Молодые клетки перестают дифференцироваться или останавливаются на полпути. Эти "вечно молодые существа", ничего, или почти ничего не умея делать, продолжают активно размножаться. В результате появляется огромное количество клеток, незадействованных в работе, со сниженной способностью (или вовсе потерявших способность) контактировать с себе подобными и образовывать функционирующую ткань. Дело в том, что нормальная клетка стремится к себе подобной, она вступает с ней в прочную связь. При этом прекращается как движение клетки, так (что особенно важно) и ее деление (контактное торможение движения). Остановившиеся клетки складываются в упорядоченную массу, начинают созревать и функционировать, т.е. формируют ткань.

ЗЛОКАЧЕСТВЕННАЯ ОПУХОЛЬ, ИЛИ "ЖИВЕЕ ВСЕХ ЖИВЫХ"

Совсем не так ведет себя клеточная "золотая молодежь", потерявшая способность образовывать ткань. Клетки эти, сталкиваясь друг с другом, не останавливаются (или останавливаются лишь на короткое время), лихо продолжая движение и деление. Контактному торможению мешает высокий отрицательный заряд на их оболочке, ведущий к взаимному отталкиванию. Подвижность и незакрепленность таких клеток, их асоциальное поведение становятся причиной агрессии.

Постоянно размножающиеся, не вполне созревшие, не способные к прочной консолидации и целесообразной для организма работе, активные и подвижные клетки медики называют опухолевыми, а образованную ими ткань - злокачественной опухолью.

Трансформироваться в опухоль может любая ткань, но чаще та, клетки которой имеют короткий жизненный цикл и вынуждены интенсивнее делиться. Поломка в системе "деление - созревание" в такой ткани происходит значительно проще.

Яркий пример короткоживущей ткани - эпителий. Он выстилает организм снаружи и изнутри, строит железистые органы, клетки которых в процессе жизнедеятельности вынуждены "жертвовать собой за общее дело". Злокачественная опухоль из эпителия встречается поэтому чаще многих других. Она называется раком. Дальнейший рассказ о нем.

АГРЕССИЯ, ИЛИ НАШЕСТВИЕ

Рассматривая под микроскопом раковую ткань, в голову приходят вовсе не медицинские сравнения. Мелкие группки опухолевых клеток отрываются от основного скопления и протискиваются в щели родительской ткани. Они пролезают в узкие пространства вокруг кровеносных и лимфатических сосудов, нервных стволов и других коммуникаций, раздвигают волокна соединительной ткани, растворяют (лизируют) окружающую строму, занимая все новые и новые территории, инфильтрируя или оттесняя нормальную ткань. Как заправские террористы, раковые клетки захватывают транспортные пути (кровеносные и лимфатические сосуды), региональные "отделы внутренних дел" (местные лимфоузлы) и беспрепятственно распространяются по всему организму, достигая самых удаленных его уголков, т.е. метастазируют.

Есть и другой способ присоединения новых территорий. Вблизи основной дислокации раковых "дивизий" в опухолевые клетки трансформируются внешне вполне нормальные элементы материнской ткани. На нейтральном пространстве возникают очаги ракового "мятежа": они разрастаются, сливаются друг с другом и с основным массивом опухоли (аппозиционный рост опухоли). Та часть органа, где разворачиваются описанные события, называется раковым полем, но о нем - позже.

Цель этой самоубийственной агрессии - одна: обеспечить питанием все раковое "воинство". Причем конца этому процессу нет, так как "воинство" растет без перерыва и требует все больше из "бюджета" организма. Таким образом, злокачественная опухоль ведет против своей же "Родины" захватническую войну, которая чаще всего заканчивается гибелью как родного организма, так и, естественно, самой опухоли.

Следует напомнить, что рак возникает "в гуще народа", из обычных клеток, которые вдруг оказываются неспособными к нормальной работе. Их существование сводится к одному - размножению. В результате в органе появляется огромное количество "праздношатающихся", "не пристроенных к делу" элементов, занимающихся исключительно "разбоем и любовью". Эти элементы - субстрат и носители агрессии по отношению к собственной ткани, к собственному организму. К агрессии приводит потеря контроля организма за клеточным воспроизводством, ведущей к "демографическому взрыву" на клеточном уровне.

Вот здесь и возникают ассоциации с явлениями другого порядка и другого уровня. Массовое переселение на огромные расстояния насекомых, земноводных и млекопитающих, а также великие переселения народов, не один раз перекраивающие этническую карту планеты Земля. Видимо, агрессивность - явление общебиологического порядка и касается процессов, идущих на разных уровнях от биосообществ до отдельных их отрядов. Она использует похожие приемы и порождается схожими причинами, суть которых - нарушение равновесия между воспроизводством, востребованностью его и наличием ресурсов для существования.

ЗАЩИТА - ИММУНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

Мнение о том, что раковая агрессия не встречает в организме сопротивления, - ошибочно. Более ста лет назад гистолог Пауль Эрлих обратил внимание на инфильтрацию опухолевой ткани лейкоцитами. Постепенно у онкологов сложилось впечатление: чем интенсивнее инфильтрация опухоли лимфоцитами, тем медленнее ее рост. Такая инфильтрация - зримое (под микроскопом) проявление войны "сил безопасности" организма с новообразованием. Причем тактику и стиль этой войны можно передать теми же словами и в тех же терминах, что и боевые действия в обществе человеческом.

Напомним некоторые общие сведения о противоопухолевой защите. Любое новообразование обладает антигенными свойствами, т.е. воспринимается организмом как чужое, а следовательно, вызывает защитную реакцию, направленную на уничтожение "чужака" - носителя антигена. Подобная реакция обеспечивает организму необходимую стабильность, т.е. морфологическое и функциональное постоянство - гомеостаз, а в конце концов - длительность существования.

Клетки иммунной системы постоянно "инспектируют" клеточную массу организма. В состав такого "патруля" входит пара из лимфоцита и макрофага. При микрокиносъемке видно, как лимфоцит словно обнюхивает поверхность каждой клетки, считывая информацию об антигенном ее составе. Антигенные отклонения, т.е. начало превращения клетки в опухолевую, немедленно выявляются, и такой "диссидент" уничтожается макрофагом. Считанная лимфоцитом информация о мутанте передается также в местные иммунные органы (лимфатические тканевые скопления, регионарные лимфоузлы) и там записывается специальными лимфоцитами на своем информационном ДНК-аппарате.

Так работает иммунная система в молодом здоровом организме (объектом ее деятельности, естественно, является также любая инфекция и трансплантат). Тут силы защиты преобладают над "криминальными элементами". Идут годы, и защита слабеет - "внутренняя разведка" постепенно теряет "бдительность". Появившиеся опухолевые клетки все чаще "ускользают" от лимфоцитарного надзора. Опухоль начинает расти, и, хотя рано или поздно она обнаруживается (чем старее организм, тем позже), - время упущено. Разрушить большую раковую ткань организму чаще всего не под силу. Важно было не допустить ее появления, задушить ее в самом зародыше.

Какова же причина сбоя в программе противоопухолевой защиты, происходящая в основном у пожилых? На этот счет существуют лишь версии. Одна из них - возрастная инволюция вилочковой железы и других органов, ответственных за иммунитет. Из экспериментов известно, что удаление вилочковой железы у новорожденного ликвидирует иммунную реакцию у взрослого. У пожилых людей эта железа почти полностью замещается жировой клетчаткой. Следовательно, на склоне лет человек лишается основного источника иммунных процессов.

Другой механизм, позволяющий раковой клетке избежать столкновения с лимфоцитом-"разведчиком" и лимфоцитом-киллером, - высокий отрицательный заряд на ее мембране, отталкивающий от себя также отрицательно заряженный лимфоцит. Любопытно, что в молодом организме преодолеть это сопротивление лимфоциту все же удается.

Наконец, подавление нормальных защитных реакций, позволяющее родиться раку, связывают с накоплением в организме различных химических и вирусных канцерогенов.

МОРФОЛОГИЯ ЗАЩИТЫ

Участники

Морфологическая картина местных тканевых защитных реакций организма на рак привлекла наше внимание своим динамизмом еще много лет назад. Большое количество наблюдений как бы оживили статичную картину, видимую под микроскопом. Действующие лица (клетки) зашевелились, все пришло в движение, а события, связанные с раковым нашествием, приобрели драматургию. Попробуем разобраться в этих событиях и в их участниках, сражающихся друг с другом.

Раковые клетки - это, конечно, враг. Они лезут во все щели захватываемой ткани и расплавляют ее. Их движение сопровождается непрерывным делением, а, значит, и неуклонным увеличением клеточной массы. Однако на пути продвижения раковых отрядов встают клетки иммунной системы, своеобразная "армия спасения". Разные по функции и по морфологии (лимфоциты, макрофаги, плазмациты, эозинофильные и нейтрофильные гранулоцитарные лейкоциты, тучные и гигантские клетки инородных тел, фибробласты), все они, согласно своим генетическим возможностям, "отбиваются от наступающего неприятеля".

Макрофаг уничтожает чужеродный для организма антигенный материал, прежде всего - раковые клетки. Он "откусывает" и фагоцитирует (заглатывает) генетический аппарат клетки-мутанта, лизирует его или всю клетку. Гигантские клетки инородных тел - производное тех же макрофагов. Они появляются в ткани, когда объект их нападения слишком велик для макрофага-одиночки. У семейства лимфоцитов много "профессий". Среди них - хранители генетической памяти, в ядрах которых содержится информация об антигенном составе собственного организма и обо всех чужих антигенах (белках или полисахаридах), встреченных на протяжении жизни. Лимфоцит обязан передать информацию о новом или старом чужаке-антигене другим клеткам-исполнителям (эффекторам) иммунного аппарата. Лимфоцит - киллер, один из "команды судебных исполнителей".

Плазматическая клетка - из того же семейства. Эта одноклеточная лаборатория синтезирует специфические антитела (иммунноглобулины) против любого обнаруженного лимфоцитом антигена (бактериального, опухолевого, трансплантационного). Иммунноглобулин плазмацита поступает в кровь, находит и дезактивирует "врага", делая его легкой добычей макрофага. Таким образом, антигенную неприкосновенность и стабильность организма обеспечивают: разведка, контроль, молниеносная и совершенная коммуникация, быстрая мобилизация клеточных ресурсов с их срочным обучением и специализацией. На такую операцию организм затрачивает 4 - 5 дней.

Опухолевую ткань инфильтруют еще четыре класса клеток, хорошо известных каждому биологу по банальному воспалению.

Нейтрофильный гранулоцитарный лейкоцит - клетка-"дворник". Ее можно сравнить со спецназовцем из отряда быстрого реагирования, так как она появляется в "очаге конфликта" уже в течение часа после его зарождения. Нейтрофильный гранулоцит содержит в своих гранулах протеолитические ферменты, способные разрушить любую бактериальную, клеточную и тканевую структуру. Он "забрасывает противника" этими ферментами, нередко погибая и сам (скопление погибших нейтрофилов - всем известный гной). Эозинофильный гранулоцит - также обязательный участник всех событий, связанных с обороной, хотя его функция до сих пор не вполне ясна.

Тучные клетки и их близкий родственник базофильный гранулоцит содержат в своих гранулах гепарин и гистамин, конструируя при помощи этих биологически активных веществ картину острого воспаления, отражающую ускоренную доставку в очаг "военных действий" дополнительной энергии и ресурсов, а также форсированную эвакуацию из него продуктов распада (резорбцию).

Фибробласт

Итак, на территории, занятой опухолью, идет настоящая война. Картина чрезвычайно пестрая. Линия фронта (инвазии) причудливо извивается. Видно как лимфо-макрофагальный-гранулоцитарный инфильтрат отсекает небольшие фрагменты опухолевой ткани, окружает их, разбивает на еще более мелкие осколки и расплавляет (лизирует) их. Подобное наблюдается чаще в полосе соприкосновения опухолевых клеток и нормальной ткани, но может быть и в глубине ракового узла.

В других же участках раковые клетки внедряются в орган в виде языков и тяжей, они расплавляют его ткани, проникают в лимфатические щели и кровеносные сосуды, завоевывая все новые территории. Мелкие опухолевые комплексы, как лазутчики, проникают очень глубоко, попадая вместе с лимфой в регионарные лимфоузлы. В них они уничтожаются, но это происходит далеко не всегда.

Регрессия

В центральных, но особенно в периферических, отделах (в зоне инвазии) опухолевого узла можно видеть такую картину: раковые клетки бледнеют, теряют ядерное вещество, напоминают тени. Они окружены и инфильтрованы нейтрофильными гранулоцитами, частично распавшимися и напоминающими микрофокус гнойного воспаления. В инфильтрате из макрофагов, лимфоцитов, плазмацитов и гранулоцитов разбросаны мертвые раковые клетки и их осколки. В других случаях опухолевые клетки трансформируются в безъядерные слизистые шарики, плавающие в полостях, заполненных такой же слизью. Слизистые клетки окружены, как правило, плазмацитами, макрофагами и эозинофилами (слизистый рак).

Такие очаги распада или ослизнения опухоли носят обычно локальный характер и не сопровождаются ее полной гибелью. Однако бывает (к сожалению, очень редко), что распадается практически вся раковая ткань. На ее месте среди мелких групп мертвых клеток, их осколков и слизистых масс "толпятся" клетки иммунной системы, разбросаны гранулемы и гигантские клетки инородных тел, видны скопления ксантомных клеток и сидерофагов среди разросшейся соединительной ткани и грубых рубцов.

При этом микроскопическая картина разрушенного иммунной системой рака поразительно напоминает опухоль после эффективного облучения или химиотерапии. В таких случаях говорят о самоизлечении, о регрессии рака.

За все время работы с онкологическим материалом мы наблюдали подобное всего в нескольких десятках случаев из многих тысяч (приблизительно 0.25 - 0.3%). Причем саморазрушению подвергались раки разных органов: желудка, толстой и прямой кишки, легкого, молочной и щитовидной желез, кожи и т.д. Регрессия (гибель) фрагментов или всей опухоли - зримый результат иммунной атаки против рака. Однако чаще бывает по-другому.

Дифференцированный рак

Под объективом микроскопа, в тыловых и центральных участках опухолевого узла, раковые клетки, замедляя свое деление и движение вперед, начинают организовываться. Они складываются в структуру, напоминающую исходную ткань: железы, их протоки, эпидермис. В зависимости от внешнего вида таких структур различают плоскоклеточный или железистый рак. Сами опухолевые клетки и их ядра уменьшаются в размерах, почти нормально окрашиваются ядерными красителями, приближаются по внешнему виду к обычному эпителию. Такие структуры окружаются вновь образованной волокнистой соединительной тканью - раковой стромой.

Появление стромы и структуризация раковых клеток - свидетельство дифференцировки опухоли, замедления ее роста, т.е. уменьшения злокачественности, агрессивности. Однако этот процесс не доходит до логического конца - клетки так и не вступают в тесный контакт между собой, образуя лишь неустойчивые группировки; в любой момент они вновь могут приобрести незрелый вид, а с ним и способность к бурному делению и быстрому росту. При этом структурные признаки дифференцированности (железы, эпидермальные пласты) некоторое время еще могут сохраняться.

Соединительнотканная строма опухоли выполняет ту же функцию, что и в любом эпителиальном органе: питания, энергообеспечения и опоры. Следовательно, формирование раковым эпителием стромы обеспечивает ему большую устойчивость и жизнестойкость. Одновременно эта же строма механически замедляет рост рака, препятствует инвазии, т.е. снижает агрессивность. Кажущееся противоречие здесь разрешается таким образом: формируемая опухолью строма обеспечивает ей стабильность, более длительное существование, правда, за счет потери агрессивности.

Агрессивный рак

Быстро растущий рак не образует ни стромы, ни структур, напоминающих исходную ткань. Он спешит, ему некогда. На наблюдателя такой рак производит впечатление своей "дикостью" и "оголтелостью": клетки и их ядра крупные, сочные, рыхлые, они складываются в тяжи и языки, которые внедряются и лизируют окружающие ткани, продвигаясь все вперед и вперед, не встречая сопротивления. Таков агрессивный рак в самых различных органах.

Но и на этого монстра находится управа. Дело в том, что быстро растущий рак в конце концов лишается "довольствия" - тут никакие ресурсы, никакой "бюджет" организма не выдержит (рак питается за счет своего организма), опухоль некротизируется, погибает (чаще - частично, реже - почти полностью).

Но и при тотальном некрозе (он называется трофическим - от недостатка питания) небольшое количество раковых клеток, как правило на периферии опухолевого узла, остаются. Они и служат источником возобновления роста. Трофический некроз раковой ткани можно отличить от ее разрушения иммунной системой. В первом случае под микроскопом погибшие участки опухоли - крупные и однообразные (мономорфные), во втором - пестрые, с большим количеством клеток-эффекторов защитной системы, чередованием мертвых и активных раковых клеток, картиной лизиса, фагоцитоза отдельных элементов и т.д.

Таким образом, в связи с морфологической картиной новообразования следует различать агрессивный, стабильный (дифференцированный) и регрессивный рак. Подобная характеристика морфолога - ценнейшая информация для клинического онколога, позволяющая судить о важнейшем качестве опухоли: скорости ее роста и агрессивности на момент операции или взятия диагностической биопсии.

Однако все не так просто. Дело в том, что реальная картина растущего рака настолько пестрая и динамичная, что с трудом поддается описанию и оценке. Все, как на войне: извивающаяся линия фронта (инвазии) с прорывами отрядов (раковых комплексов) через линию обороны (лимфоцитарный вал, фиброзную капсулу), глубокие рейды клеток защиты в тылы врага (опухолевого узла) с отсечением от него фрагментов, окружением и уничтожением их, отражением раковой атаки и т.д. и т.п.

В разных участках одной и той же опухоли видна то груда клеточных обломков (циторексис) и клеток со сморщенным (кариопикноз) или расплавленным (кариолизис) ядром, то хорошо структурированные раковые комплексы, то сплошная масса незрелых клеток опухоли, то лишенные ядер слизистые шарики. Здесь раковый вал остановился перед хрящевой пластинкой, там - зажат в рубце, по соседству тонкие тяжи опухоли протиснулись между волокнами, заняли периневрий, попали в сосуды.

Рак in situ

Рак in situ (на месте) не владеет основным тактическим приемом агрессора - наступать, проникать, захватывать, он не способен к инвазивному росту. Этакий застывший, "спящий" рак. При этом остальные признаки злокачественного новообразования налицо: незрелость клеток, их полиморфизм (разнообразие), отсутствие функциональной целесообразности образованной ими ткани. Онкологам хорошо известен рак in situ в многослойном плоскоклеточном эпителиальном покрове кожи и слизистых оболочек, но только ли в нем он может быть?

Наши наблюдения показали, что признаками рака in situ в полной мере обладают ворсинчатая опухоль кишки и аденоматозный полип с дисплазией эпителия желудочно-кишечного тракта. К тому же классу опухоли следует отнести болезнь Бовена, старческий кератоз и некоторые другие новообразования кожи.

Инвазии рака in situ мешает эффективная оборона. Под микроскопом она принимает вид широкого и плотного лимфоцитарного вала, окружающего раковый пласт, или диффузной инфильтрации стромы полипа эозинофилами, нейтрофилами и плазматическими клетками, блокирующими инвазивные потенции его эпителия.

МЕТОДЫ ЗАЩИТЫ

Под микроскопом хорошо видно, насколько местные защитные реакции разнообразны по внешнему виду и по своей тактической сути.

Окружение. Массив опухоли отграничен от окружающей ткани сплошным плотным широким лимфоцитарным валом. Соприкосновение раковой клетки с лимфоцитами ведет к ее гибели. Эти лимфоциты в большинстве своем - стимулированные раковым антигеном киллеры.

Однако чаще лимфоцитарный вал - тонкий, рыхлый, разорванный (прозрачный). Опухолевые комплексы "без видимого труда" проходят между редкими лимфоцитарными скоплениями ("блокпостами"). Иногда группки лимфоцитов вблизи опухоли настолько редки, что назвать их окружением просто невозможно.

Внедрение и уничтожение. При гиперергии замедленного типа весь массив новообразования инфильтрирован лимфоцитами. Кроме них там присутствуют также макрофаги и небольшое количество гранулоцитарных лейкоцитов. Видно, как лимфоциты внедряются в раковые клетки, оставляя за собой их мертвые тела. В тех редких случаях, когда разрушается почти весь раковый узел, мелкие комплексы или отдельные раковые клетки "зажаты" в инфильтрате, деформированы, сморщены, с темными (гиперхромными) и уродливыми ядрами, они принимают вид безъядерных шариков и клеток-теней. Их немного и найти их не просто среди лимфоцитов и макрофагов.

Описанная картина по существу идентична морфологии гиперергии (аллергической реакции) замедленного типа на повторное появление в организме антигена (в нашем случае - опухолевого). Так работает клеточный иммунитет, непосредственные исполнители которого (эффекторы) - Т-лимфоциты, преимущественно клетки-киллеры. Классическим примером неонкологической гиперергии замедленного типа служат внутрикожные туберкулиновые пробы на носительство микобактерии туберкулеза - реакции Манту и Пирке.

При гиперергической реакции немедленного типа

Гиперергия немедленного типа хорошо известна медикам по феномену Артюса (некрозу кожи в участке повторного введения сыворотки или любого другого белка).

При смешанном типе реакции в новообразовании присутствуют почти все клетки-эффекторы иммунной системы, в том числе плазмациты и эозинофилы. Один из результатов такой оккупации - ослизнение опухоли.

Блокада. К этому виду защиты организма от опухоли следует отнести отграничение ракового узла от нормальной ткани "глухой стеной" - фиброзной капсулой, а также формирование опухолевой стромы. Основные действующие лица в этих случаях - фибробласты, "специалисты" по ремонту и строительству соединительной ткани. Таким образом, противораковая защита включает в себя все возможные тактические приемы (реакции) иммунной системы в борьбе с носителем чужого антигена.

Региональная защита

Как только иммунная система обнаружит опухоль, немедленно включаются в работу регионарные лимфатические узлы (по функции - районные отделы УВД). Они увеличиваются в размерах в результате размножения (пролиферации) в них стимулированных раковым антигеном лимфоцитов, макрофагов и плазмацитов, каждый из которых имеет свою "привязку на местности".

Ответственные за клеточный иммунитет "бойцы-киллеры" - Т-лимфоциты занимают среднюю (паракортикальную) зону лимфоузла. Фолликулы наружной (кортикальной) зоны активизируются и "выпускают в свет" плазматические клетки - производителей специального противоопухолевого антитела. Антитела поступают в лимфу, затем в кровь, стараясь обеспечить противораковый гуморальный иммунитет. Макрофаги "предпочитают" синусы лимфоузла, которые они дружно заселяют сплошной массой, буквально закрывая своими телами путь продвижения раковых клеток.

Стимулированные "новобранцы" - макрофаги и Т-лимфоциты доставляются лимфой из лимфоузлов прямо "на фронт", т.е. в опухолевый очаг. Небольшие группки раковых клеток уничтожаются макрофагами непосредственно в синусах лимфоузлов.

При болезнях иммунной системы (иммунодефицитах), глубокой старческой ее инволюции или, наконец, при быстро повторяющихся массовых поступлениях раковых клеток, которые оккупирует лимфоузел, уничтожая и замещая его клетки, развивается метастаз.

Однако этот процесс проходит для опухоли не всегда гладко. "Сдаче" лимфоузла предшествуют "ожесточенные бои", отражение которых хорошо видно под микроскопом. В частности, неоднократно пришлось наблюдать разрушение крупного метастаза рака, занимавшего большую часть или даже весь лимфоузел. На месте бывшей опухоли с трудом удавалось обнаружить только мелкие группки раковых клеток-теней и безъядерных шариков, а также роговые массы (рак ороговевающий), окруженные гранулемами из гигантских клеток рассасывания инородных тел, соединительной тканью и воспалительным инфильтратом.

РАКОВОЕ ПОЛЕ

Давно замечено, что очажки раковой ткани появляются одновременно или последовательно в разных точках некоторой территории, составляющей часть органа. Такие очажки могут иметь даже разное гистологическое строение. Увеличиваясь в размерах, очажки сливаются, образуя крупный опухолевый узел. Территория, в пределах которой вспыхивает "раковый путч", называется раковым полем, а принцип возникновения опухоли - мультицентричным или аутохтонным.

Морфологическое исследование маленьких раков показало, что раковое поле представляет собой весьма конкретное понятие, причем разное в различных органах. Так, в молочной железе оно совпадает с участком мастопатии или инволютивного (старческого) фиброза, в легком - с зоной гипоплазии, в щитовидной железе - с территорией, занятой остатками эмбрионального протока или фолликулярной аденомы, в коже - с различными родинками и гамартомами. В желудке рак возникает в зоне хронической язвы, послеязвенного рубца, полипа, гипоплазии и атрофии стенки, гамартомы (поджелудочной железы) и т.д. Похожая ситуация с толстой (и прямой) кишкой. Там "стартовой площадкой" для рака служат те же процессы, что и в желудке, а также дивертикул и эндометриоз.

Перечисления можно продолжить, но суть явления такова: рак возникает в зоне структурных или биохимических ненормальностей ткани, порочно развитой, недоразвитой (гипоплазированной) или поврежденной в ходе хронического воспаления или гормональной дисфункции.

Топография вкраплений тканевых "уродцев" в каждом органе довольно постоянна. Она совпадает с локализацией эмбриональных зачатков, прекративших свою функцию (и существование) сразу же после рождения, с местом стыка различных по гистологическому строению типов слизистой оболочки (в желудке, кишке), с анатомическими изгибами органа (например, кишки) и т.д. И что особенно важно, в этих же участках возникает опухоль.

В чем же причина онкологической предрасположенности пороков развития и гипоплазии? На наш взгляд, дело в следующем. В порочно развитых или недоразвитых участках ткани функция клеток извращена и поэтому не нужна или даже вредна организму, который и пытается избавиться от "горе-работяг". Срок жизни таких клеток укорачивается, а значит, интенсифицируется скорость их деления, что чревато возникновением рака. В связи с извращением функции (или ее потерей) в порочно развитом фрагменте органа усиливается канцерогенный эффект химических веществ, попадающих сюда: в дивертикуле или участке гипоплазии кишки удлиняется контакт с кишечными токсинами, в зоне кишечной метаплазии слизистой желудка нормальную секрецию заменяет всасывание (токсинов) и т.д.

"ЖИЗНЬ НУЖДАЕТСЯ В СМЕРТИ"

Попытаемся ответить на вопрос о биологическом смысле злокачественной опухоли, приводящей к смерти как ее носителя, так и себя самой.

Повторим условия задачи. Известно:

  • рак возникает из клеток самого организма в результате приобретения ими некоторой самостоятельности в части, касающейся регуляции двух противоположных процессов - размножения и дифференцировки; 
  • растущая опухоль вызывает иммунную реакцию, направленную против нее;  
  • устранение внешних канцерогенных воздействий может лишь снизить заболеваемость раком, но ни в коем случае не ликвидировать ее совсем. Следовательно, существуют внутренние стимулы развития новообразования;  
  • предрасположенность к раку того или иного органа носит семейный (наследственный) характер.  

Наши наблюдения показали, что:

  • поведение растущего рака в органе больше всего попадает под определение "агрессия";  
  • иммунная система способна приостановить рост опухоли, а также частично или (редко) полностью разрушить ее;  
  • для прогноза и выбора методов лечения онкологического заболевания необходимо иметь представление о скорости роста опухоли, определяемой по степени ее гистологической незрелости и эффективности местных иммунных реакций. В этой связи целесообразно выделение трех морфологических типов рака: агрессивного, стабильного (дифференцированного) и регрессивного;  
  • агрессивность, стабильность и регрессия - понятия не застывшие, а, наоборот, подвижные, меняющиеся во времени. Одна и та же опухоль в различных участках приобретает то признаки первой, то второй, либо разрушается;  
  • рак возникает в зоне локальных структурных тканевых нарушений, разбросанных в виде вкраплений в разных органах. Хорошо известно, что "стартовой площадкой" для него служат также гормонозависимые органы в условиях патологической гормональной стимуляции.  

Остается непонятным:

  • почему раковая клетка, неудержимо размножаясь, "сама себе роет могилу", приводя к смерти организм?  
  • почему организм, пытаясь разрушить опухоль при помощи своей иммунной системы, в то же время помогает ей выжить, питает ее, формирует ее строму? Создается впечатление, что он (организм) как бы лелеет свою опухоль, организует ее жизнь;  
  • какой механизм обеспечивает скорость роста рака, какие причины меняют эту скорость в течение его существования? О смене скорости роста свидетельствует, в частности, пестрота и динамичность морфологической картины;  
  • почему у пожилых не работает иммунный контроль - ведь от рака умирает каждый второй старик? У 90-летних людей в злокачественную опухоль превращается буквально любая невинная бородавка или родинка на коже, даже маленькая ангиома или полип.  
  • почему, наконец, организм, за редчайшим исключением не может справиться с опухолью? Ведь альтернатива победы над раком - его собственная гибель!  

Итак, попытаемся решить задачу. По нашему мнению, в любой сложной биологической системе имеется механизм самоуничтожения, работающий по ступенчатой схеме. В частности, он включает в себя рассеянные по органам и тканям структурные и ферментные отклонения от нормы (уродства развития, гипоплазии и др.). В таких участках клетки обновляются активнее и, главное, неадекватно потребностям органа, там чаще возникают мутационные процессы. До поры до времени эти процессы находятся под жестким контролем иммунной системы организма. На излете жизни контроль ослабевает или снимается. Подтверждением этому служат очевидные морфологические изменения у стариков в иммуннокомпетентных органах: тимусе, костном мозге, селезенке, лимфоузлах и в других лимфатических образованиях, где лимфатическая (и костномозговая) ткань замещаются жировой или фиброзной. Бесконтрольные и "безнаказанные" клеточные мутации в зоне порочно развитых или недоразвитых структур, а также в гормонозависимых органах - причина появления там злокачественной опухоли. Эти зоны - своеобразный стартовый комплекс для "запуска" рака. Вкрапления структурно-ферментных неправильностей в органах и гормональные отклонения наследуются, они генетически обусловлены и поэтому легко объясняют семейную предрасположенность к раку того или иного органа (матки, легкого и т.д.).

Таким образом, организм готовится к смерти с самого рождения. Механизм самоуничтожения заложен в его геноме, и злокачественная опухоль - важнейший технологический прием, обеспечивающий своевременную уборку биологических систем и "расчистку места" для следующих их поколений. Новообразование - универсальный, безотказный биологический аппарат смены поколений, т.е. в конечном итоге - торжества жизни на нашей, как говорят, "грешной" Земле.

.

  CПИСОК СТАТЕЙ

Сайт создан в системе uCoz
http://www.7dach.ru/